Практика ЕСПЧ по правам заключенных

В 2017 году мы готовим обзор практики ЕСПЧ по положению и правам заключенных. Материал пока в работе.

Все приведенные ниже позиции будут интересны и полезны в работе тем, кто занимается наблюдением за местами принудительного содержания, в частности, членам ОНК.

В 2016 году Европейский Суд по правам человека вынес несколько важных решений в отношении тюрем. Он выявил ряд «систематических проблем», а именно: условия содержания в Молдове (Мещеряков против Республики Молдовы № 61050/11); заключенные с психическими расстройствами в Бельгии (В.Д. против Бельгии № 73548/13); чрезмерное использование предварительного заключения без достаточного основания (Жеребин против России № 51445/09). Большая палата вынесла постановление по ожидаемому делу Мурзич против Хорватии (№ 7334/13), в котором была разъяснена позиция суда по вопросу переполненности тюрем; суд также установил критерии, касаемо пожизненного заключения в деле Мюррей против Нидерландов (№10511/10). Наконец, в деле Блохин против России (№ 47152/06) Суд рассмотрел некоторые аспекты содержания под стражей несовершеннолетних преступников: он уточнил свое определение «содержания под стражей с целью надзора за образованием» как указано в статье 5, уточнил процессуальные права несовершеннолетних, указанных в статье 6 и детально рассмотрел обязательства государств, связанные с защитой здоровья несовершеннолетних заключенных.

В нескольких решениях Суд напомнил свою позицию по некоторым важным вопросам. Некоторые нарушения ст. 3 были выявлены в связи с длительностью и тяжестью условий заключения для заключенных, имеющих статус «опасного заключенного» в Польше (Карыковский против Польши, № 653/12, Прус против Польши, № 5136/11, Романюк против Польши, №. 59285/12, Палух против Польши, № 57292/12, Свидерски против Польши, № 5532/10, Карвуски против Польши, № 29869/13, Пужлис против Польши № 446/10, Клибиш против Соединенного Королевства Польша, № 2235/02).

Суд имел возможность рассмотреть вопрос о содержании под стражей лиц с психическими расстройствами, особенно с точки зрения необходимости продления срока их содержания под стражей (Бергманн против Германии, № 23279/14; Блюдорн против Германии, № 62054 / 12; Клинкебус против Германии, № 53157/11; Петшулис против Германии, № 6281/13; Ван Зандберген против Бельгии, № 4258/11).

Что касается защиты здоровья заключенных, Суд вынес, среди прочего, два заслуживающих внимания решения. В своем решении по делу Корнейкова и Корнейков против Украины (№ 56660/12) Суд не только изучил условия содержания под стражей заявительницы, но также оценил адекватность медицинского обслуживания, предоставляемого ее новорожденному ребенку. В решении по делу Веннер против Германии (№ 62303/13) Суд заявил, что тюремные власти обязаны соблюдать независимые медицинские рекомендации относительно надлежащего лечения заключенных, употребляющих наркотики.

Суд также напомнил, что неизбирательный запрет на избирательное право заключенных нарушает Конвенцию (Кулински и Сабев против Болгарии, № 63849/09).

В своем решении по делу Жировницкого против Чешской Республики (№ 60439/12 и 73999/12) Суд заявил, что средства правовой защиты, доступные для задержанных лиц в Чешской Республике, для жалоб на условия их содержания под стражей, были сочтены эффективными. С другой стороны, Суд заявил, что для венгерских задержанных в этом отношении не существует эффективного средства правовой защиты (Бандур против Венгрии, № 50130/12).

Суд также напомнил, что заключенные должны иметь возможность сообщать о предполагаемых нарушениях и подавать жалобы на государственных должностных лиц «не опасаясь негативных последствия для этого» (Шабанов и Палфреман против Болгарии, № 35365/12 и 69125/12, см. § 64) и что национальные суды должны предпринимать все необходимые меры для того, чтобы дать возможность заявителям быть заслушанными и лично участвовать в разбирательствах, сторонами которых они являются (Евдокимов и др. против России , № 27236/05).

Суду также затронул относительно новые для себя вопросы. В деле Мейер против Швейцарии (№ 10109/14) он впервые должен был вынести решение по вопросу о правах на труд в разрезе принудительного труда. В деле Чернецкого против Украины (№ 44316/07) ему пришлось рассмотреть применение «права на вступление в брак», закрепленного в ст. 12: заявитель жаловался на то, что он не смог повторно вступить в брак, поскольку не смог получить копию свидетельства о разводе во время пребывания в тюрьме. В деле Бирцейтис против Литвы (№ 49304/09) Суд заявил, что абсолютный запрет на ношение бороды во время содержания под стражей является нарушением ст. 8. Нарушение ст. 8 также были найдены в деле Семашко и Ольшински против Польши (№ 60975/08 и 35410/09) в связи с тем, что заявителей обязали помещать часть суммы их заработка на тюремный депозитный счет, чтобы обеспечить свое содержание первое время после освобождения. В деле Кальда против Эстонии (№ 17429/10) Суд посчитал, что имело место нарушение ст. 10 в связи с отказом властей предоставить заявителю доступ к нескольким веб-сайтам, что препятствовало ему в проведении юридических исследований.

Подготовлено по материалам ресурса: http://www.prisonlitigation.org/?cat=5&lang=ru